fashion lemur
Богатый внутренний мир мичмана Симпсона
Я с большой теплотой отношусь к англичанам XVII века. Уж такие они были лапочки со своей неадекватной религиозностью, звериной жестокостью, зоологическим сексизмом и спинномозговой жадностью. Любая их выходка вызывает у меня умиление и веселый смех, как детские шалости у новоиспеченного папаши. Я могу погрустить над наполненным кровавым месивом оврагом Марстон-Мура, не разбирая, какой фрагмент тела - от железнобокого, какой - от рупертианина, не взвешивая, кто правее, кто виноватее. 99 процентам моих читателей неизвестно, кто они такие. Все люди. Милые такие были, забавные, хорошенькие. Носили кто семидюймовые кружева, кто колеты черные. Потом поубивали друг друга и умерли, бедняжки. Но что поделать, такова их природа.
Вот это значит любить людей, всех принимать, всем сочувствовать. И самое главное - не принадлежать к их числу.
Проверьте себя: вы как нормальный человек считаете недостойным деянием достать из могилы полуразложившееся тело и повесить его в людном месте для назидания? И неважно, что, пока тело не стало мертвым, оно подписывало нехорошие бумаги и отдавало людоедские приказы. Мы же люди, тело тоже человеческое, оно ошибалось, но давайте будем милосердны. Вы же так думаете, верно? вы же считаете достойным и праведным так думать? А теперь скажите, вы лежали восемнадцать часов с ногой, зажатой под тушей лошади, с раной от кустарной оловянной пули, которая от нагрева еще в стволе превратилась в жидкий плевок и проникла в мягкие ткани неглубоко, но сука широко? Можете не отвечать.
Если сегодня, здесь, в России, вы всем сочувствуете, всех приемлете и никого не осуждаете, значит, вы имеете к современной мировой истории такое же отношение, как я - к истории стюартовской Англии. Вы в курсе событий, многих знаете по именам, вам даже кажется, что вы находитесь поблизости, ведь вы ощущаете приятное покалывание сострадания. Но вам, лично вам, не больно. А значит, вы очень далеко. Сделайте-ка милость, отойдите еще дальше.